РЕСТАВРАЦИЯ .
Реставрация бумаги, графики,документов,книг,картин. Личная страница реставратора.
Главная. Реставрация.Тряпичная бумага.Галерея.Реставрация .Графика. Книги.Галерея. Переплёт. Футляры. Папки.Как это делается? Переплёт, реставрация,тряпичная бумага.ВНИМАНИЕ! ВАЖНО!Статьи. Контакты.
Книга и всё о ней .
реставрация
Март, 2013
Апрель, 2013
ПУТИ ОФОРМЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ КНИГИ ЗА МИНУВШИЕ СОРОК ЛЕТ
Статья из сборника -Книга.Исследования и материалы. 1959 г. В.Н.Ляхов Часть 2

     Абстрактное экспериментаторство, трюка­чество    и    формализм

принесли несомненно большой вред советскому искусству. Однако эти явления нельзя путать с сознательной работой над освоением и открытием пластических закономерностей, помогающих анализи­ровать явления реальной действительности и изображать их в ясной и понятной форме с учетом качеств материала и конструктивных особенностей книги.



Наиболее последовательно в теоретическом и практическом плане занимался этими вопросами В. А. Фаворский. Он выступал против украшательства, за конструктивную целостность и. единство всех книжных элементов •— поэтому он и его ученики занимались                                                                                                                                                      

макетированием  изданий.   Фаворский  добивался  строжайшего  от­бора в иллюстрациях существенно   важных   качеств   явления,   со­звучности  языка  художника  и  писателя,  поэтому  много думал  о различных  пластических  системах,   пространственных   и  цветовых организациях. Среди ра­бот  Фаворского  двадца­тых—тридцатых      годов много  замечательных по ясности   мысли,   пласти­ческому  совершенству  и оригинальности. Назовем хотя  бы  иллюстрации  к «Новеллам» П.  Меримэ, к    «Новогодней     ночи» С. Спасского, к «Расска­зам» Л.   Толстого;   про­никнутые   тонким    пони­манием   природы   иллю­страции к «Жень-шеню» М. Пришвина.

Нужно отметить не­обычайно высокий уро­вень школы деревянной гравюры, в области кото­рой особенно много ра­ботал Фаворский. Будучи чисто русским нацио­нальным явлением, эта школа оказала огромное влияние на многих гра­фиков мира. С востор­гом отзывался о ней пи­сатель Лу Синь, кото­рый широко пропаганди­ровал работы В. Фавор­ского, А. Кравченко, А. Гончарова на своей родине. Целый ряд книг русских ксилографов по­лучил международную известность благодаря таланту, который проявлялся ими в оформлении не только художественной, но и научной литературы.

Оформление книг в период 1928—1937 гг. было очень разно­образным. В это время в равной мере были распространены и об­ложки, и издательские переплеты, которых особенно много было в книгах, выпускаемых Государственным издательством художе­ственной литературы и издательством «Academia».                                                                                                                                                                    

Характерным было то, что большинство художников делало книгу с начала до конца, от иллюстраций до внешнего оформле­ния. Это придавало ей необходимое единство во всех элементах, архитектурную стройность. Особенно ясно это видно в таких изда­ниях, как Д. Д. Руффини «Заговорщики» (худ. П. Павлинов), А. Слонимский «Черниговцы» (худ. Н. Бриммер), М. Салтыков-Щедрин «Помпадуры и помпадурши» (худ, А. Каневский), Л. Тол­стой «Анна Каренина» (худ. Н. Пискарев) и многие другие.

Художники, оформляющие художественную литературу, в своих работах создавали обобщенные, подчас символические образы, сила которых звучит и по сей день. В этом отношении мы должны упомянуть великолепный переплет А. Дейнеки к книге А. Барбюса «В огне», на котором изображена фигура солдата, по­кидающего окопы, найденная с необыкновенной убедительностью и простотой, и замечательные иллюстрации к ней.

Обобщенный, гротесковый образ прусской военщины нашел, например, худ. М. И. Поляков в оформлении переплета поэмы Г. Гейне «Германия». Он изобразил вместо живого человека ма­некен, олицетворяющий собой образ служаки, о котором так остро и зло писал великий немецкий поэт.

Однако, даже многим из этих лучших работ не хватало более углубленного и развитого показа человека-героя, со сложными чертами характера, с эмоциальной и психологической характери­стикой. Это было существенным недостатком. А между тем, прин­цип советского искусства — метод социалистического реализма, требовал поставить в центр художественного творчества именно человека как общественную личность, в деятельности которой от­ражаются классовые противоречия и взаимоотношения.

Поэтому чрезвычайно важно отметить, что, примерно, с сере­дины тридцатых годов в нашем графическом искусстве стали появ­ляться произведения, в которых забота о широком и полном изо­бражении человеческих характеров стала одной из главных дви­жущих сил.

К числу первых работ нужно отнести иллюстрации С. Гера­симова к поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Сво­бодно нарисованные, живописные по манере, они были очень коло­ритны по типажу и жизненности ситуаций. Произведя большое впечатление на современников, они как бы открыли новое направ­ление творческих поисков, которые особенно активизировались с приходом в книгу отряда молодых художников. Кукрыниксы, Д. А. Шмаринов, Б. А. Дехтерев, Е. А. Кибрик с большой энергией и последовательностью начали работать над глубоким сюжетным построением иллюстраций, в которых психологически решенные образы героев находили свое выражение в общепонятной, свобод­ной живописной форме. Успех этих иллюстративных серий был высоко оценен общественностью, и такие работы, как рисунки Б. Дехтерева к рассказам М., Горького, Д. Шмаринова к произведениям Горького Аксакова и особенно к "Преступлению и наказанию" Ф.Достоевского,превосходные работы Кукрыниксов и Кибрика. 

Однако в эти годы недостаточно внимания уделялось изуче­нию положительных сторон предшествующего периода, и многие из действительно полезных находок, сделанных в области понима­ния пластики, материала огульно расценивались как формалисти­ческие опусы и были преданы забвению. Это было в какой-то мере исторически закономерно: поиски большой идеи, нового содержа­ния часто ведут к некоторому ослаблению работы над формой, что дало повод Ф. Энгельсу в письме к Ф. Мерингу заметить: «Это старая история: в начале всегда из-за содержания не обращают внимания на форму» '.

Действительно, уже перед войной появляются работы слабые в пластическом отношении, свидетельствовавшие о желании неко­торых художников спрятать за большую тему свои недостатки. Начало проявляться осужденное впоследствии украшательство, меньше стало уделяться внимания массовой книге, в которой якобы нечего оформлять.

Великая Отечественная война, потребовавшая огромного на­пряжения и колоссальных жертв от нашего народа, помешала ис­править эти и другие недостатки, и прервала естественный процесс обмена «ценностями», приобретенными советскими художниками к тому времени, их творческим опытом и взглядами на различные творческие проблемы.

Война поставила и другие задачи, решать которые нужно было безотлагательно, дружно и энергично. Многие советские ху­дожники в это время ушли в Советскую Армию, другие начали ра­ботать в наиболее важных для того времени областях искусства: в плакате, газете, журнале. Все они оказались достойными сынами своей Родины, выполнив гражданский долг.

Мы недостаточно еще знаем о том, какой вклад в победу внесли наши художники, работая над листовками, во фронтовых газетах и журналах, мы редко вспоминаем о героическом труде наших полиграфистов и издателей в годы войны. Темпы выпуска агитационной литературы и листовок были, например, настолько быстрыми, что они создавались и печатались порой за одну ночь и уже утром были на переднем крае или в тылу врага. В войну были разработаны методы изготовления миниатюрных изданий, альбомов, учебных пособий на прозрачных пленках, наглядность которых во многом способствовала ускорению обучения танкистов. Если сейчас такие работы и темпы считаются очень трудными, то легко себе представить, какого напряжения они требовали в пер­вые годы войны.   Огромный ущерб, нанесенный нашей полиграфии войной, при­вел к тому, что общий тираж книг, по сравнению с 1940 г., сокра­тился более чем в два раза. Основное внимание всеми издатель­ствами   уделялось   выпуску   военно-политической   литературы,  по 

преимуществу брошюр, оформленных предельно скупо, чаще всего одними полиграфическими средствами.

В послевоенный период сразу же была начата работа по вос­становлению народного хозяйства, в том числе и полиграфических предприятий. Главной задачей этого времени было восстановление количественных показателей по выпуску книг и другой печатной продукции. Нужно было как можно скорее удовлетворить спрос советских людей на политическую, учебную и художественную ли­тературу, выпустить огромное количество инструктивных техниче­ских и сельскохозяйственных брошюр, снабдить школьников учеб­никами.

Борьба за количество выпускаемых книг, за рост тиражей, за увеличение количества названий была длительной и сложной. Только в 1954 г. нам удалось превзойти довоенный уровень. Труд­ности восстановления сказывались и на художественном оформ­лении книг. На сильно пострадавшей отечественной полиграфиче­ской базе было трудно добиться необходимого качества исполне­ния и темпов, было мало хороших сортов бумаги и переплетных материалов, нехватало художников. Однако в это время было со­здано много превосходных работ в области иллюстрирования и оформления книги, именно в послевоенные годы начали появ­ляться работы молодых художников, в короткий срок занявших ведущее место в книжной графике.

Очень интересным явлением, которое было с большим внима­нием встречено читателями и художниками того времени, следует считать, например, превосходную работу О. Верейского: его иллю­страции к поэме А. Твардовского «Василий Теркин». Они пора­жали живостью, органическим слиянием с текстом, причем не только в сюжетном плане, или в плане подбора типажа, а в самом методе изображения, в почерке художника, в его изобразительной системе. Мастером, превосходно умеющим понимать книгу как единство, показал себя О. Верейский и <в одной из своих последую­щих работ: «Разгром» А. Фадеева. Темпераментно и разнообразно исполненная, она безусловно является одним из его самых боль­ших творческих достижений.

В послевоенный период стал очень популярным среди худож­ников и издателей тип оформления книги с иллюстрациями на вклейках. Создавалось большое количество серий тоновых рисун­ков, в которых художники стремились продолжить начатую до войны работу над образом человека, над раскрытием его внутрен­них переживаний и чувств. В этом отношении было сделано много положительного и интересного. Романтически приподнятые иллю­страции Д. Шмаринова к «Дубровскому» А. С. Пушкина, глубокие по мысли иллюстрации к горьковскому «Фоме Гордееву» Кукры-никсов, к «Грозе» А. Н. Островского — С. Герасимова, автолито­графии Е. Кибрика к «Тарасу Бульбе» Н. В. Гоголя, рисунки В. Горяева к книге «Белеет парус одинокий» В. Катаева и многие

другие относятся безусловно к очень значительным и серьезным произведениям советской графики.

Не менее интересными были выпущенные Детгизом книги с иллюстрациями Д. Дубинского. Его «Чук и Гек» совершил бук­вально триумфальное шествие по выставкам и издательствам по­тому, что эти иллюстрации соединяли необычайно тонкую трак­товку гайдаровских образов с показом современной Москвы, же­лезных дорог, пейзажа и всей нашей жизни, остро увиденной и прекрасно изображенной. Для самого художника эта работа была настоящим откровением и открыла широкие горизонты в области тонового рисунка, которые он успешно разрабатывает, иллюстрируя классиков и современных советских писателей.

Книги, подобные названным, выходили сравнительно неболь­шими тиражами и относились к разряду «подарочных» изданий. Внешнее оформление их осуществлялось крупными мастерами и нередко представляло собой превосходные работы: вспомним оформление С. Б. Телингатера к «Дубровскому» и «Тарасу Бульбе», суперобложку И. А. Фоминой к повести В. Катаева «Белеет парус одинокий», оформление Е. И. Когана к повести «В людях», много­численные работы Н. В. Ильина, Б. Б. Титова и других.

Однако чрезмерное увлечение «подарочными» изданиями во многом расходилось с основным направлением, на которое нацели­вались наши издательства: делать книгу удобную для издания крупными тиражами, рассчитанную на доступные отечественной базе методы воспроизведения, дешевую и хорошую. Поэтому были справедливо осуждены и запрещены на будущее такие «подароч­ные» издания, как «Петр I» и «Мертвые души». «Дорогостоящие, громоздкие, не удобные для чтения и неудачные по оформлению», как писалось о них в печати J.

Таким образом сама жизнь поставила на повестку дня вопрос о целесообразной организации книжного организма, как единого целого, наилучшим образом отвечающего требованиям времени. Следует сказать, что такая постановка вопроса не явилась новой для целого ряда художников, которые сформировались в предвоен­ные годы. В своей работе они практически показывали, что книгу надо делать как организацию конструктивно цельную, целесообраз­ную, отражающую требования, которые предъявляются к ней жизнью, включая сюда и способ производства.

Работая с макетом, учитывая характер полосы, набор, тех­нику, они достигли в своих работах очень многого. Пожалуй, наи­более активно в этом направлении трудились граверы. Имея боль­шой опыт пластического анализа, освободившись от стеснявших их ранее тенденций схематизации, граверы выступили с целым ря­дом книг, вошедших в историю советского оформительного искусства .                                                                                                               

В первую очередь надо отметить работы В. А.  Фаворского, очень сильные и свежие по мысли и чувству.

Изданные в 1948 г. «Сонеты» Шекспира в оформлении В. А. Фаворского были как нельзя более кстати, так как явились живым примером по-настоящему цельного и гармоничного соеди                                                                                                                                                           

нения стиха и графики, тонкой символики и ясной формы. Но еще более значительной по своему характеру была работа художника над оформлением «Слова о полку Игореве»; в нем как в зеркале отразились глубоко человеческие, очень ясные и сильные чувства, героические подвиги наших предков. Для Фаворского эта старин­ная повесть явилась живым и понятным материалом, в котором воплощались в монументально-эпической форме мысли огромной важности: о родине и долге, о чаяниях и многотерпении русского 

человека, о любви и верности, о природе. Поэтому в каждой, даже самой крошечной его гравюрке, содержится такая сила моральной чистоты и правда, что она становится большой и значительной, покоряя своей искренностью. Эта книга без всяких комментариев опрокидывает вздорные утверждения о том, что якобы гравюре не под силу состязаться с ри­сунком в выразитель­ности и гибкости пла­стического языка.

     Помимо этого,«Слово» еще драгоценно своей комплексностью, органической связью всех элементов: иллю­страций, декоративных украшений, шрифта и наборного текста, тон­костью цветовой орга­низации. В этом нема­лая заслуга художест­венного редактора из­дания В. В. Пахомова, который самоотвержен­но работал над маке­том издания и призвод-ством книги. Большим достижением В. А. Фа­ворского следует счи­тать и гравюры к «Бо­рису Годунову» Пуш­кина.

Среди   работ конца сороковых        начала пятидесятых годов  бы­ло немало  прекрасных примеров, убеждающих нас в том, что начался процесс созидания кни­ги нового типа, в которой художники-графики стремятся охватить сразу широкий круг творческих проблем, не упуская из поля зрения ни идейных, ни пластических, ни технологических вопросов, имею­щих также большое значение.

Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить «Калевипоэг» в оформлении А. Гончарова, книжные работы художника Л. Бро-даты, «Приключения Тома Сойера» и «Приключения Гекльберри-                                                                                                                                               

Финна» В. Горяева, «Сказки» братьев Гримм с иллюстрациями В. Минаева, «Избранное» И. Караджале — Е. Бургункера, «Золо­той ключик» — А. Каневского; превосходные издания художествен­ной литературы, книг по архитектуре, искусству, науке в оформле­нии    И.   Ф.   Рерберга,;      И.    И.    ФОМИНОЙ,   С.   Б.

;Телингатора, С. М. Пожарского, Н. И. Ильи­на, Я. Д. Егорова. Пользуясь рисунком, шрифтом и очень скромно орнаментом, они создавали прекрас­ные ансамбли, строй­ные и гармоничные. Невысоким был вэто время уровень художественного оформ­ления массовой книги,особенно политической, технической и сельско­
хозяйственной. Зло­ употребление орнамен­том, общеизвестным и
слишком часто приме­няемыми символами:лаврами, звездами, сер­-
пом и молотом привело к штампу и безликости. Почти никто из извест­ных мастеров книги не работал над массовой
обложкой, уделяя вни­мание лишь переплетам
капитальных изданий — таких как моно­графии    или   собрания сочинений.    Обеспечить процесс   общего  подъ­ема книжной графики во всех  ее  областях   путем внимательного изучения требований жизни, путем вдумчивой работы над разви­тием формы стало ясной и, к тому времени, уже многими осознан­ной  необходимостью.

 

Настал период, когда фасадничество, украшательство, отсут­ствие цельности, а порой и просто недобросовестное отношение к вопросам мастерства стало злом, с которым необходимо было

 

 

 

 

                                                            

начать непримиримую  борьбу, так же как и с принципиальной не­дооценкой работы над совершенствованием формы.

На этом этапе нужно было вспомнить слова В. И. Ленина, сказанные им более полувека назад в книге «Шаг вперед, два шага назад»: «Неразвитость и непрочность формы не дает возмож­ности сделать дальнейшие серьезные шаги в развитии содержания, вызывает постыдный застой, ведет к расхищению сил, к несоответ­ствию между словами и делом» '.

Понимая смысл этой гениальной фразы Ленина, передовые художники и издатели, в первую очередь Москвы и Ленинграда, начали большой поход за культуру оформления советской книги, по­ход, в который, как сейчас уже видно, активно включились книж­ники других городов и республик. Это очень быстро дало свои положительные результаты, о чем наглядно свидетельствует юби­лейная выставка книги, графики и плаката.

Сейчас стало уже неоспоримым фактом, что нельзя расчле­нять книгу на плохо связанные звенья — иллюстрацию, оформле­ние и текст; что нельзя допускать натуралистических и формали­стических тенденций, которые одинаково чужды и вредны для нашего искусства. Всеобщим стало признание метода социалисти­ческого реализма, как принципиально нового, очень широкого и гибкого метода художественного отражения жизни с позиций ком­мунистического мировоззрения.

Последние два-три года были годами подъема культуры офор­мления книги, причем фронт наступления, если можно так сказать, стал очень широким. Если раньше в историческом анализе мы чаще всего вынуждены были брать положительные примеры из деятельности центральных издательств, то теперь могут быть при­ведены образцы хорошей работы многих местных издательств не только Российской Федерации, но и других республик. Почти по­всюду появились мастера, способные глубоко и серьезно понимать задачи творчества, реализовать их в развитой, острой и логичной художественной форме, учитывающей особенности типа издания и книжной специфики.

Так называемый станковизм, который еще недавно господство­вал повсюду и выражался в желании художников создавать иллю­страции вне зависимости от книжного организма, как самостоя­тельные листы, связанные с произведением лишь темой и сюжетом, стал пережитком. Значительно разнообразнее стали технические приемы, которыми овладели художники. В книгу вернулись ли­ногравюра и перовой рисунок, литография и офорт, интереснее стал и тоновый рисунок, обогащенный новым пониманием особых задач в книге.

Интересные с точки зрения художественного оформления из­дания есть сейчас почти в каждой республике. Причем значительно  

выросли художники книги, например Узбекской, Киргизской, Мол­давской и, особенно Белорусской и Казахской республик, которые долгое время отставали от своих собратьев из Украинской ССР и Прибалтийских республик — Латвии, Литвы и Эстонии, где куль­тура книжного оформления стояла всегда на высоком уровне.

Имена таких мастеров, как Л. А. Ильина, Р. В. Левицкий, И. Т. Богдеско, П. К- Лухтейн не только знакомы широкой худо­жественной общественности страны, но пользуются заслуженным уважением и признанием со стороны коллег и многочисленной чи­тательской аудитории.

Следует также отметить большие успехи областных изда­тельств и отдельных городов, как, например, Ростова и Хабаровска, Свердловска, Новосибирска и др. Они значительно улучшили по­лиграфическое исполнение своих книг и привлекли к оформлению ряд талантливых мастеров старшего и молодого поколения, среди которых есть и ряд живописцев, успешно попробовавших свои силы в книжной графике.

Большим достижением последних лет следует считать несом­ненное улучшение выпуска массовой, особенно политической книги и брошюры. Благодаря тому, что Государственное издательство ху­дожественной литературы (Гослитиздат) вовлекло в эту работу хороших и серьезных художников, таких как А. Ливанов и А. Ва­син, довольно быстро удалось покончить с многолетней серостью, господствовавшей в этой важнейшей области оформления. Кроме того, Государственному издательству политической литературы (Госполитиздату) удалось найти интересный тип оформления мас­сового капитального издания подобного «Воспоминаниям о Марксе и Энгельсе» и «Воспоминаниям о В. И. Ленине».

С большим подъемом трудятся над улучшением оформления массовой научно-популярной книги и в Государственном издатель­стве географической литературы (Географгиз), которое очень свежо и оригинально подошло к разработке серии «Путешествия, приключения, фантастика&raqu

С большим подъемом трудятся над улучшением оформления массовой научно-популярной книги и в Государственном издатель­стве географической литературы (Географгиз), которое очень свежо и оригинально подошло к разработке серии «Путешествия, приключения, фантастика».С большим подъемом трудятся над улучшением оформления массовой научно-популярной книги и в Государственном издатель­стве географической литературы (Географгиз), которое очень свежо и оригинально подошло к разработке серии «Путешествия, приключения, фантастика».С большим подъемом трудятся над улучшением оформления массовой научно-популярной книги и в Государственном издатель­стве географической литературы (Географгиз), которое очень свежо и оригинально подошло к разработке серии «Путешествия, приключения, фантастика».

Для московского коллектива художников книги последние годы были знаменательны еще и тем, что значительно обновились их ряды за счет большого отряда художников, окончивших вузы после войны.

В связи с этим следует назвать имена таких художников как А. Васин, М. Клячко, Б. Маркевич, которые вскоре после окончания изоинститута зарекомендовали себя талантливыми и ищущими гра­фиками, с очень широким творческим диапазоном. Они плодотворно работают как иллюстраторы и как оформители русской и иностран­ной литературы. Для их творческого облика характерно стремление к достижению большой остроты, порой гротесковости образов пер­сонажей книг, умение подчеркнуть эту остроту также и графической манерой — линией, штрихом, пятном. Как мастера по-преимуще-ству черно-белой графики, они совершенно чужды желания добиватться каких-либо натуралистических эффектов.В связи с этим следует назвать имена таких художников как А. Васин, М. Клячко, Б. Маркевич, которые вскоре после окончания изоинститута зарекомендовали себя талантливыми и ищущими гра­фиками, с очень широким творческим диапазоном. Они плодотворно работают как иллюстраторы и как оформители русской и иностран­ной литературы. Для их творческого облика характерно стремление к достижению большой остроты, порой гротесковости образов пер­сонажей книг, умение подчеркнуть эту остроту также и графической манерой — линией, штрихом, пятном. Как мастера по-преимуще-ству черно-белой графики, они совершенно чужды желания добиватться каких-либо натуралистических эффектов.В связи с этим следует назвать имена таких художников как А. Васин, М. Клячко, Б. Маркевич, которые вскоре после окончания изоинститута зарекомендовали себя талантливыми и ищущими гра­фиками, с очень широким творческим диапазоном. Они плодотворно работают как иллюстраторы и как оформители русской и иностран­ной литературы. Для их творческого облика характерно стремление к достижению большой остроты, порой гротесковости образов пер­сонажей книг, умение подчеркнуть эту остроту также и графической манерой — линией, штрихом, пятном. Как мастера по-преимуще-ству черно-белой графики, они совершенно чужды желания добиватться каких-либо натуралистических эффектов.В связи с этим следует назвать имена таких художников как А. Васин, М. Клячко, Б. Маркевич, которые вскоре после окончания изоинститута зарекомендовали себя талантливыми и ищущими гра­фиками, с очень широким творческим диапазоном. Они плодотворно работают как иллюстраторы и как оформители русской и иностран­ной литературы. Для их творческого облика характерно стремление к достижению большой остроты, порой гротесковости образов пер­сонажей книг, умение подчеркнуть эту остроту также и графической манерой — линией, штрихом, пятном. Как мастера по-преимуще-ству черно-белой графики, они совершенно чужды желания добиватться каких-либо натуралистических эффектов.

 

 

<< Назад Добавить новый комментарий
0 всего
Добавить новый комментарий
Имя*
Тема*
Комментарий*
Пожалуйста, введите код подтверждения, изображенный на картинке*
Перезагрузить картинку





Рейтинг@Mail.ru
Главная. Реставрация.Тряпичная бумага.|Галерея.Реставрация .Графика. Книги.|Галерея. Переплёт. Футляры. Папки.|Как это делается? Переплёт, реставрация,тряпичная бумага.|ВНИМАНИЕ! ВАЖНО!|Статьи. |Контакты.