OSNOVA RB
Реставрация бумаги, графики,документов,книг,картин. Личная страница реставратора.
Главная. Реставрация.Галерея.Реставрация .Графика. Книги.Галерея. Переплёт. Футляры. Папки.Как это делается?ВНИМАНИЕ! ВАЖНО!Статьи. Контакты.
Книга и всё о ней .
реставрация
Март, 2013
Апрель, 2013
Петровские книги

 Статья Е.Л. Немировский.  1986 г.
Три букваря и арифметика

В   1682   г.   умер   царь   Федор   Алексеевич,   умер бездетным.   На  престол   были  возведены   два   его младших брата — шестнадцатилетний Иван и десятилетний Петр. Впервые Россией правили два царя, для которых соорудили даже специальный трон — с двумя сидениями.
Однако реальной власти у царей не было. Страной управляла боярская группировка во главе с умной и энергичной царевной Софьей. Лишь в 1689 г. Петр отстранил Софью и взял власть в свои руки.



Реформы Петра, настойчиво и активно переустраивавшего экономику и куль­туру России, затронули и книгопечатание.Первый период в истории петровской книги, продолжавшийся примерно 10 лет — до 1700 г.,— немногим отличается от предшествующих десятилетий. Активно работает Московский Печатный двор, выпуская ежегодно по 7—8 книг. Но это все те же «Псалтыри», «Триоди», «Октоихи», «Минеи» —богослужебные и другие религиозные книги.
       На общем фоне выделяется «Евангелие» 1689 г., в котором проступает грандиозность замыслов Петра. Книгу отпечатали «на александрийском полном листе». Раньше таких колоссальных книг в России не было. Каждая страница заключена в гравированную на дереве рамку; ее размер 617X371 мм. Изготовили книгу тиражом всего в 150 экземпляров. Украсили четырьмя иллюстрациями, изображающими апостолов Матфея,Марка,Луку и Иоанна. В десяти экземплярах, предназначенных для царской семьи, ни рамок, ни гравюр нет; все украшения здесь нарисованы от руки.
Единообразие нарушают и"Буквари" ,которые составил учении Симеона Полоцкого, справщик Московского печатного двора  Карпом  Истомин.

   Первым называется так: «Букварь славеноросеийских писем уставных и скорописных, греческих же. латинских и польских со образовании вещей и со и нравоучительмыми стихами...» Мы привели лишь часть длинного названия, за­нимающего целый лист.
  Особенность «Букваря» в том, что ом целиком —с текстом и многочислен­ными картинками гравирован па меди. Первоначально же, в 1691 г.. Карион Истомин вручную изготовил один экземпляр, украсил картинками, расписал золотом и красками и преподнес царице Наталии Кирилловне. Предназначался «Букварь» для ее внука, царевича Алексея, сына Петра. Год спустя был изго­товлен еще один  рукописным экземпляр.
  А затем «Букварь» решили отпечатать. Па меди его гравировал талантливый мастер Леонтий  Бунин.
   Каждой букве посвящен отдельный лист. В верхней части - различные начертания буквы. Прежде всего - это инициал, составленный из человеческих фигур. Молодец и молодица, взявшиеся за руки; присмотришься внимательнее — да ведь это буква «М». А рядом та же буква изображена в уставном и полууставном начертаниях, в многочисленных примерах скорописи. Воспроизведены буквы латинского и греческого алфавитов, обозначающие примерно те же звуки.
   Ниже изображены 'животные, птицы, предметы, названия которых начи­наются   на  эту  букву.   На   листе  с   буквой   «М» - грузный   медведь,   проворная мьшь. бегущие куда-то муравьи. Здесь же - меч. митра, мошна, монисто, мрежа(рыболовная сеть)...  В рисунках  широко представлены  предметы  быта  русского человека    XVII    в.:    гребень,    замок,    игла,    ключ,    ложка,    очки -...   «околяры», сковорода...   Но   изображены   и   порожденные  фантазией   художника   животные: аспид, гамаюн, единорог, ехидна, напоминающая обезьяну  «арантакоза».
 В нижнем части листа - вирши, в которых упоминаются некоторые из показанных сверху предметов. На букву «Б» изображен, например, барабан. Л  в виршах  читаем следующие строки:
Барабан  в полках  время дает знати
Животна умным  могут помогати.
    Другой «Букварь», составленный Карионом Истоминым, более традиционен. Он содержит упражнения для чтения и хрестоматийные тексты. Предназначался учебник для семилетнего царевича Алексея Петровича; книгу напечатали не­большим тиражом всего в 20 экземплярах. До наших дней сохранилось три. Особенно интересен экземпляр, который сейчас находится в Государственной библиотеке СССР' имени Б. И. Ленина. К нему приплетена тетрадь с виршами, собственноручно нап исанным и  Карионом  Истоминым.
    Третий «Букварь», о котором пойдет речь, вышел в свет в июне 1701 г. • )то — толстая книга, в которой около 320 страниц. Она солидна и внушительна и даже внешне отличается от старых  русских букварей.
    На титульном листе— «величанье» Петру I и основные сведения об из­дании: название, время и место выпуска в свет. Па обороте — греческие и рус­ские вирши. Если прочитать начальные буквы строк русского стихотворения; образуется фраза: «Богодара труд». Значит, перед нами акростих — стихотворе­ние с загадкой, с зашифрованными в нем фразами или словами. «Богодар» — это буквальный  перевод греческого по происхождению имени  «Федор».
   Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов был справщиком, а позднее — директором Московского Печатного двора. Он-то и составил «Букварь» 1701 г., зашифровав свое авторство в акростихе.
   В книге немало иллюстраций — семь из них помещены на вкладных листах, 11 же — напечатаны в тексте. Тематика целыюстраничных гравюр восходит к  религиозным  сюжетам.   Более  интересны  два  изображения   училища,   которые перекликаются с картинкой  из бурцовской   «Азбуки»   1637  г.   На одной   гравюре такой же. как у Вурцова. длинный стол с сидящими за ним  учениками.  Но главе стола сидит учитель, а перед ним, на коленях, ученик, отвечающий урок.  Вторая гравюра  трактует  тот  же  сюжет.   Ученики   заняты   разным   делом:   один   читает, другой пишет, третий таскает за космы соседа. Здесь же порят провинившегося лентяя. Размещенные под гравюрой вирши  поясняют: Ленивые же за праздность биются Грехов творит и всегда да блюдутся.Книгу заключает лист «типографские погрешения исправлены», первый в истории нашего издательского дела список опечаток.
   Назовем   еще   одну   книгу   Ф. П. Поликарпова-  «Лексикон   треязычиый, сиречь речений славенских, еллино-гречеких  и латинских сокровище»,  вышед ший в свет в 1704 г. Это — первый словарь, изданный в Москве.
   А теперь — о книге «Арифметика, сиречь наука числительная». На ти­тульном листе стоит дата: январь 1703 г. По нижнему краю рамки -- надпись: «Сочинися сия книга чрез труды Леонтия Магницкого». Указание на титуле здравствующего в момент издания автора — такого не было и в книгах Симеона Полоцкого!
       На обороте титула — славянские вирши. Выть может, и это акростих? Прочитаем первые буквы строк: «Правил Теодор Поликарпов». Проставленный справщик принимал участие в издании и этой книги.
       Перелистываем страницу, и перед нами большая гравюра, основной мотив которой двуглавый орел; на груди у хищной птицы — щит с изображением Геор­гия Победоносца, поражающего копьем дракона. В нижней части — две мужские фигуры. Надписи поясняют, что один из людей — Пифагор, а другой — Архимед. В стихотворном предисловии Леонтий Магницкий, преподаватель Математико-навигацкой школы, поясняет:
Оный Архимед и Пифагор...
Первые бывше соискатели,
сицевых наук писатели.

Портретного сходства искать не приходится. Пифагор одет в костюм западно­европейского купца XVII в., на Архимеде — восточные одеяния с традиционной чалмой. У ног Пифагора — предметы, более приличествующие купцу, чем уче­ному — тюки с товарами, комод, мешок с, деньгами. В левой руке он держит весы, в правой — счетные таблицы. Архимед же показывает астрономический прибор --так называемую армиллярную сферу.

Вслед за гравюрой помещены «Стихи на предлежащий герб» Легко убе­диться, что и это — акростих. Каждое двустишие начато прописной красном литерой. Если прочитать их сверху вниз, выйдет фраза: «На честный крест на государев герб до лица его царского пресветлаго величества царя и самодерж­ца Петра Алексиевича всея России».

Первый лист основного текста книги открывается большой ксилографи­ческой заставкой. Мы видим на ней трон, на котором восседает представленная в виде женщины «Арифметика», она держит в руках «ключ знания». Трон находится на возвышении, к которому ведут пять ступеней, на них надписи: «счисление», «сложение», «вычитание», «умножение», «деление». Над тропом --арка, своды которой поддерживают колонны: «геометрия», «стереометрия», «астрономия», «оптика», «мсркатория» (наука о составлении карт.— Е. //.), «география»,  «фортификация»,  «архитектура».
   Сведения о всех этих науках мы найдем в «Арифметике» Л.Магницкого, первом русском естественнонаучном учебнике,— содержание его значительно шире названия.

«Вратами своей учености» называл «Арифметику» 1703 г. Михаил Ва­сильевич Ломоносов. 

Первая газета

Еще в начале XVII столетия Посольский приказ,ведавший     иностранными    делами     Московского государства,  выпускал в свет   «Вестовые  письма, или    Куранты».    Они    рассказывали    о    войнах, о жизни при дворах зарубежных  государей.  По­падались    любопытные,     совершенно    фантасти­ческие известия. Например, такое:   «В галанской земле...  рыбники рыбу ловили и видели чюдо в море, голова у него человеческая, да ус долгой, а борода ши­рокая...  Чюдо под судно унырнуло и  опять  вынырнуло.  Рыбники побежали на корму и хотели ево ухватить, и он опрокинулся. И они видели у него туловище, что у рака, а хвост у него широк...»

Единственными читателями «Вестовых писем» были царь и бояре. Поэтому они не печатались, а переписывались от руки в небольшом количестве экземпляров.

Первая печатная газета появилась в нашей стране в начале XVIII в. 16 декабря 1702 г. Петр I издал указ «по ведомостям о воинских и о всяких делах, которые надлежат для объявления Московского и окрестных государств людям, печатать куранты».

Первый номер вышел в свет 17 декабря 1702 г. Дата, впрочем, предполо­жительна, ибо ни одного экземпляра не сохранилось. Мы знаем о нем по руко­писному оригиналу, найденному в архиве Московского Печатного двора.

Более или менее регулярное издание газеты началось со 2 января 1703 г. Получила она название «Ведомости».

Вот несколько сообщений, с которыми познакомился читатель, открыв номер от 2 января 1703 г.: «Повелением его величества московские школы умножаются, и 45 человек слушают философию и уже диалектику окончили. В математической штюрман-ской школе (напомним читателю, что в ней работал Леонтий Магницкий,— Е. Н.) больше 300 человек учатся и добре науку приемлют».

«На Москве ноября с 24 числа по 24 декабря родилось мужеска и женска полу 386 человек». Это сообщение, как мы бы сейчас сказали, демографического характера.А вот образец занимательной информации:

«Из Персиды пишут. Индейский царь послал в дарах великому государю нашему слона и иных вещей не мало. Из града Шемахи отпущен он в Астрахань сухим путем».

В дальнейшем газета продолжала знакомить читателей с путешествием слона. В номере от 9 февраля сообщалось:

«От царя индейского, которой слон послан к Москве, приведен из Шемахи в Астрахань. Корму ему изходит на день по 40 калачей денежных, а питья по два ведра чихирю астраханского».
В 1703 г. вышло в свет 39 номеров  «Ведомостей».Издавались они до 1727 г.; а затем Академия наук начала выпускать «Санкт-Петербургские ведомости».

                        Сами литеры печатать

Перелистывая «Арифметику» или первые петровские «Ведомости», содержание которых интересно и доступно нам, мы замечаем, что нечто неулови­мое мешает легкости восприятия. Это «нечто» — стародавний церковнославянский шрифт, который традиция прочно связала с религиозным содер­жанием, с богослужебными литургическими книгами. Пришло время, когда развитие языка вступило в противоречие с устаревшей азбукой. Старая одежда стала мала. Чтобы расти дальше, нужно было сменить одежду.
  Давно исчезли из русского языка так называемые носовые гласные, однако в книгах по-прежнему можно было встретить причудливые «юсы». Не нужны стали и греческие по происхождению знаки  «фита»,  «пси»,  «омега»...
   Петр I, замысливший великую ломку стародавнего уклада, не мог пройти мимо этого противоречия.
  Уже с половины XVII столетия российские грамотеи в частной переписке и в деловых бумагах стали упрощать сложное начертание знаков кирилловского алфавита. Выравнивались линии, прямее становились штрихи. Постепенно подготавливалась графическая основа будущего гражданского шрифта.
   Сам царь принимал участие в его создании. В походной палатке, между сражениями, рассматривал он проекты нового алфавита, разрабатываемые по его приказу рисовальщиком и чертежником Куленбахом. В письмах А. Д. Мень­шикову Петр набрасывал планы будущих баталий, а попутно делал замечания по поводу присланных ему на утверждение рисунков шрифтов-«слов»: «А в присланных от вас словах Куленбах ошибся, ибо надлежало б их таким маниром написать, каковы посланы...»
 В 1707 г. новый шрифт отлил на Московском Печатном дворе искусный словолитен, Михаил Ефремов.Первой книгой, отпечатанной этим шрифтом, стала «Геометриа славенски 'землемерие». Вышла она в свет в марте 1708 г. На титульном листе указано «издадеся новотипографским тиснением».
  В основе книги — немецкий труд А. Э. Буркхарда фон Пюркенштейна. Перевел его на русский язык генерал-фельдцехмейстер Яков Вилимович Брюс. Именем Брюса назвали большой календарь, напечатанный в 1709—1715 гг. под его «надзрением». Здесь помещены «предзнаменования времен по всякий год по планетам». Календарь этот, впрочем, хотя и назывался «Брюсовым», был составлен библиотекарем Василием Киприановым.
   Вышла «Геометриа» тиражом в 200 экз., а затем несколько раз ее перепеча­тывали. Известно несколько вариантов книги: с чертежами в тексте, с чертежами на отдельных листах, с текстом, отпечатанном на одной стороне листа...Наиболее часто встречается дополненное и переработанное издание, вы­пущенное в 1709 г. под названием  «Приемы циркуля и линейки».
    В 1708 г., когда увидела свет «Геометриа», вышли еще несколько книг,
отпечатанных гражданским шрифтом. Среди них — письмовник «Приклады како
пишутся комплементы разные... то есть писания от потентатов к потентатам,
поздравительные, и сожалетельные, и иные, такожде между сродников и прияте­
лей». Петр I решил обучить своих подданных писать письма. В книге помещено
130  «комплементов» — буквально на все случаи жизни:   «благодарственное  пи-        сание  за   угощение»,   «просительное   писание  некоторого  человека  к   женскому  полу»,   «утешительное   писание   от   приятеля   к   приятелю,   который   злую  жену имеет»...  Все это сейчас выглядит курьезно.  Но книга была создана с  самыми серьезными   намерениями.    Она   стоит   у   истоков    русской    эпистолографии — еории и практики переписки.
   В 1708 г. вышла и «Книга о способах, творящих водохождение рек свобод-ное», первая русская книга по гидротехнике. В ней много иллюстраций, отпечатан­ных на вклейках. Сюжеты их таковы:   «Манира,  или Способ,  как делать доки», [«Снасти, пригодные сваи бить»,  «Рисунок разных шлюзов»...
     Петр I самолично следил за выпуском книг «новотипографского тиснения». |И продолжал совершенствовать алфавит. В 1710 г. ему представили гражданскую «Азбуку»,  в  начале которой  помещено   «изображение древних  и  новых  писмен славенских».   Петр  вычеркнул   славянские  литеры,   начисто  перечеркнул   знаки «от»,  «омега»,  «кси»,  «пси»  и на внутренней крышке переплета начертал:«Сими литеры печатать исторические и манифактурные книги, а которые подчернены, тех в вышеписанных книгах не употребляется 

"манифактурные кни­ги."

Реформы   Петра   способствовали   утверждению   России капиталистического способа производства.Эту же цель преследовали «манифактурные кни­ги», предназначенные для мануфактур, для промышленных предприятий.Их было немало, этих книг, трактовавших вопросы механики   и   кораблевождения,   металлургии   и  артиллерийской   техники,   сигна­лизации и горного дела.Говоря   об   этих   книгах,   часто   приходится   употреблять   слово   «первые».

 Первые русские книги по фортификации. Их было несколько, ибо Петр I уделял большое внимание военно-инженерному искусству. Одной из ранних побед молодого царя было взятие в 1696 г. превосходно укрепленной крепости Азов. Память о победе жила и в 1708 г., когда вышла в свет книга, на титуле которой читаем: «Побеждающая крепость к счастливому поздравлению славной победы над Азовом и к счастливому въезду в Москву Его царскому величеству покор­нейше поднесено от Эрнста Фридериха барона фон  Боргсдорфа».

Австрийский инженер Э. Ф. Боргсдорф участвовал в боях под Азовом и, после победы, преподнес царю рукопись своего труда. Книгу перевели на русский язык и 12 лет спустя, когда появился гражданский шрифт, напечатали.

 В 1708 г. увидела свет еще одна книга по фортификации — «Римплерова манира о строении крепостей». Петр ознакомился с переводом этой книги саксон­ского инженера Г. Римплера в январе 1709 г.— и остался недоволен. Перевод исправили и снова напечатали, а в 1711  г. выпустили третьим изданием.

Не удовлетворила царя и работа И. Н. Зотова, переводившего труд фран­цузского военного инженера Ф. Блонделя. «Книгу о фортификации маниры Блонделева, которую вы переводили,— писал он Зотову в феврале 1709 г.,— мы оную прочли, и разговоры зело хорошо и внятно переведены, но как учить оной фортификации делать... то зело темно и непонятно переведено». Зотов исправил ошибки. «Новая манера укреплению городов, учиненная чрез господина Блонделя, генерала порутчика войск короля французскаго, прежде сего учителя в математике»  вышла в свет в марте 1711 г.

Первой на русском языке печатной книгой по артиллерийской технике стало «Новейшее основание и практика артиллерии», выпущенное в сентябре 1709 г. За два месяца пред этим Петр I разгромил под Полтавой превосходно обученное войско шведского короля Карла XII. Артиллерия сыграла в этой победе далеко не последнюю роль.

 Одной из лучших с точки зрения художественного оформления книг петровского времени был труд саксонского артиллериста И. 3. Бухнера «Учение и практика артиллерии, или Внятное описание в нынешнем времени употребляю­щиеся артиллерии, купно с иными новыми и во практике основанными маниры, ко вящему научению все предложенно надобнейших чертежей». Книга вышла в свет в августе 1711 г. Каждой из трех частей предпосланы гравированные шмуцтитулы. На них изображены Московский Кремль, который по распоряже­нию Петра был опоясан системой земляных «фортеций», и недавно построенная Петропавловская крепость во время одного из праздничных фейерверков.

 Первой на русском языке книгой по архитектуре стал труд прославленного итальянского зодчего Джакомо Бароццио да Виньола (1507—1573) «Правило о пяти чинех архитектуры». Вышла книга в свет в 1709 г. и открывалась портре том зодчего, одного из строителей собора св. Петра в Риме; портрет исполнил русский гравер Алексей Зубов. Книге в России была суждена долгая жизнь. Ее многократно переиздавали. Выходила она и в наши дни.

В 1718 г. увидела свет первая у нас физическая география — труд Б. Ва-рениуса «Географиа генеральная небесный и земноводный круги купно с их евойствы и действы». Перевел книгу на русский язык уже знакомый нам Федор Поликарпов. Петр 1 ознакомился с переводом в рукописи и остался недоволен; он приказал  излагать текст «не высокими словами словенскими, но простым русским языком».

В 1718 г., гуляя на свадьбе у одного из своих любимцев, Петр I подозвал к себе Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина и спросил: «Отчего по сю пору не переведена книга Вергилия Урбина о начале всяких изобретений? Книга небольшая, а так мешкаете».

Напоминание царя подействовало. 15 мае 1720 г. труд Полидора Вергилия Урбинского «Осмь книг о изобратателех вещей» вышел в свет. Это едва ли не самый первый в мире труд по истории науки и техники; впервые он был издан в Венеции в 1499 г. На русский язык книгу перевел «ректор московских училищ» Феофилакт Лопатин с к и и.

О чем только не рассказывалось в ней! «О начале грамматики и колико оная может», о том. «кто первый медицину, сие есть лекарственное учение, обрете», «о первом оружии и медных пушек употреблении»... Даже о том, «кто первый волшебную хитрость снискал».

В книге русский читатель впервые мог прочитать имя Иоганна Гутенберга, изобретателя  кн игопечатапия.
    Среди «манифактурных книг» петровского времени «Практика художества статического, или Механика» (1722) — первый русский труд по механике, со­чиненный президентом Морской академии Г. Г. Скорняковым-Писаревым. При Академии была создана собственная типография и и ней, в 1724 г., напечатан «Разговор у адмирала с капитаном о команде, или Полное учение, како управлять кораблем но всякие разные случаи». Кн игу «учинил от флота капитан Конон Зотов».

Их было много «птенцов гнезда Петрова», сочинявших, переводивших и издававших «манифактурные книги». И книг было немало. Мы познакомили читателей лишь с некоторыми.

 

Юности  честное зерцало

Полное  название этой   книги — «Юности  честное зерцало,  или  Показание к  'житейскому обхождению». Вышла она в свет в феврале 1717 г. в Петербурге. А два с половиной века спустя была переиздана Государственной библиотекой СССР имени В.И.Ленина. Небольшой томик, появив­шийся в свет в 1976 г., - точное воспроизведение полного экземпляра, сохра­нившегося в библиотеке. Это - единственный полный экземпляр, дошедший до наших дней.

Начинается книга азбукой и упражнениями для чтения. Основная же ее часть -- своеобразные правила хорошего тона, рассказ о том, как следует вести себя детям. «Неприлично им руками или ногами по столу везде колобродить, но смирно ости. А вилками и ножиком по тарелкам, по скатерти или по блюду не чертить, не колоть и не стучать, но должны тихо и смирно прямо, а не избо-ченясь сидеть» — таков один из советов.

А вот еще один: «Непристойно, когда кто платком или перстом в носу чистит,   яко  бы   мазь   какую   мазал,   а   особливо   при   других   честных   людях».

 Умение вести себя в обществе, «политес», культура поведения виделись Петру важной составной частью задуманного им выхода России на мировую арену.

Вслед за 63 общими советами следовал раздел «Како младый отрок должен поступать, когда оный в беседе с другими сидит». Авторы книги советовали: «Когда прилучится тебе с другими за столом сидеть, то содержи себя в порядке по сему правилу: в первых, обрежь свои ногти, да не явится, яко бы оныя бархатом обшиты, умой руки, сиди прямо и не хватай первой в блюдо, не жри как свинья и не дуй, чтоб везде брызгало, не сопи...» В образности языка и мышления ав­торам не откажешь. Скажем попутно, что ими были писатель и переводчик Гавриил Бужинский и знакомый уже нам Я. В. Брюс.
«Не пей, пока еще пищи не проглотил».
«Не облизывай перстов».
«Зубов ножом не чисти, но зубочисткою».
«Хлеба приложа к грудям не режь».

 Эти и подобные им советы долго не теряли актуальности. В XVIII столетии «Юности честное зерцало» выдержало четыре издания. Да и факсимильное воспроизведение, выпущенное в 1976 г., разошлось мгновенно — несмотря на высокую цену  (50 рублей).

 

   «Академиа  Наук  Российская.   Читателю  здравие.Читаем,   яко   римляне   древле   и   другие   наро обычаи  имели  в  те  самые  дни,   в  которые  богов

и богинь празднества творяхуся, их же паче иных благополучны и щастливы быти рассуждали о главнейших делах государственных, и иных вящие важности дела делать и оттуда начинати.

Дано в Петрополи 1725 года, в праздненственный день Святыя Екатерины».

Это — пригласительный билет на первое заседание Академии наук, которое состоялось 24 ноября 1725 г. Задуманная Петром I, Академия открылась уже после его смерти.

В 1727 г. заработали печатные станки Академической типографии. Возникло первое в России научное книгоиздательство.

С 1727 г. Академия наук издает газету «Санкт-Петербургские ведомости». Приложением к ним с 1728 г. выходили «Месячные исторические, генеалоги­ческие и географические примечания в ведомостях». Это был первый русский журнал, и в то же время — первое литературное и научно-популярное периоди­ческое издание.

 

Содержание его тесно связано с «Ведомостями». Публиковалась, например, в газете заметка о находке костей мамонта. В «Примечаниях» вскоре печатали «Рассуждения о мамонте», статью палеонтологического характера.

Со временем «Примечания» становятся более самостоятельными. В них печатаются научно-популярные очерки по математике и физике, по химии и аст­рономии, по истории и изобразительному искусству.

Публикуются стихи В. К. Тредиаковского и М. В. Ломоносова.

В 1728 г. возникло и русское научное продолжающееся издание — труды Академии наук на латинском языке — «Комментарии Петербургской Академии наук». Был издан и сокращенный русский перевод: «Краткое описание Ком­ментариев Академии наук». Здесь — четыре раздела: «фисический», математи­ческий, астрономический и исторический.

 

Подобное издание в России выпускалось впервые, и академики беспокоились о том, как оно будет встречено русским обществом. Книга открывалась обраще­нием к читателям, в котором, в частности, говорилось:

«И хотя тебе от всего сего довольно известно есть, что профессоры время свое к расширению наук добре и честне употребили, но еще опасаемся, да не речеши: бог весть, что сие все между собою смешано? Не буди нетерпеливым, любезный читатель, хотя сия вещь тебе и не весьма понятна. Прародители наши сего такожде не знали; дождешися оныя радости^ что чада твоя со временем не точию тебе оное изъяснят, но и сами помощию божиею, может быть, такие же плоды принесут».

Слова оказались пророческими.                                                                                       

<< Назад Добавить новый комментарий
0 всего
Добавить новый комментарий
Имя*
Тема*
Комментарий*
Пожалуйста, введите код подтверждения, изображенный на картинке*
Перезагрузить картинку





Cоздание сайта: SAMOMU.RU Рейтинг@Mail.ru
Главная. Реставрация.|Галерея.Реставрация .Графика. Книги.|Галерея. Переплёт. Футляры. Папки.|Как это делается?|ВНИМАНИЕ! ВАЖНО!|Статьи. |Контакты.