РЕСТАВРАЦИЯ .
Реставрация бумаги, графики,документов,книг,картин. Личная страница реставратора.
Главная. Реставрация.Тряпичная бумага.Галерея.Реставрация .Графика. Книги.Галерея. Переплёт. Футляры. Папки.Как это делается? Переплёт, реставрация,тряпичная бумага.ВНИМАНИЕ! ВАЖНО!Статьи. Контакты.
Книга и всё о ней .
реставрация
Март, 2013
Апрель, 2013
. ВИЗАНТИЙСКИЙ ПЕРЕПЛЕТ


Конструктивная и декоративная система греческого переплета на про­
тяжении многовекового существования византийских и поствизантийских скрипториев оставалась неизменной. Некоторые различия проявлялись лишь в использовании штампов слепого тиснения на кожаном покрытии, их рас­положении на поверхности крышки, появлении новых орнаментальных мотивов, а также начиная с XIV в. в широком применении в качестве по­крытий дорогих тканей. Консервативная приверженность к раз и навсегда разработанным методам изготовления переплета, с одной стороны, облег­чает их исследование, с другой - не всегда позволяет отличить оригиналь­ное шитье от позднего ремонта, правильно определить последовательность установки тех или иных элементов переплета и т. д.



Первые наиболее серьезные работы, посвященные конструкции гре­ческих переплетов, написаны Бертой ван Регемортер. Ее исследования, ос­нованные на непосредственном изучении памятников (в частности, храня­щихся в Афинской национальной библиотеке), в сочетании с профессио­нальными навыками реставратора-переплетчика позволили достаточно об­стоятельно ознакомиться с методами работы средневековых греческих пе­реплетчиков, описать их и сделать ряд выводов об их происхождении и эво­люции (Regemorter, 1954, 1967). Работы Регемортер можно считать хресто­матийными: в них заложен фундамент исследований в этой области и на них постоянно ссылаются современные специалисты, продолжившие эти

исследования.

В последние десятилетия тщательное изучение греческого переплета, акцентированное на его конструктивных особенностях, проводится зару­бежными специалистами - учеными-кодикологами, профессиональными переплетчиками, а также реставраторами1. Эти изыскания охватывают груп­пы памятников, хранящихся в известных собраниях (Национальной биб­лиотеке в Париже, Ватикане), а также в некоторых греческих библиотеках, втом числе монастырских (Wittek, 1953; Irigoin, Goff, 1975; Hoffmann, 1984). В результате проведения исследований византийских переплетов из собрания Ватикана специалистами из Института патологии книги в Риме была написана монография по технике византийского переплета (Federici, Houlis, 1988)2. В нее включен обширный иллюстративный материал: фото­графии общего вида и деталей переплетов, схемы, отражающие различные технические приемы греческих переплетчиков, систематизированные таб­лицы штампов слепого тиснения, использованных византийскими переплет­чиками, а также многочисленные цифровые данные по измерениям всевоз­можных параметров исследованных переплетов, полученные с помощью компьютерной техники3. Уровень этих - чисто теоретических - исследова-

ний достаточно высок. В идеале подобные исследования должны предше­ствовать реставрационным работам.

Техника переплета византийских кодексов

Подготовка блока к переплету. Византийский пергамен - ма­териал упругий, легко подвергающийся деформации при изменениях тем-пературно-влажностного режима, поэтому необходимо держать его под по­стоянным давлением, т. е. зажатым между деревянными крышками, скреп­ленными с одной стороны корешком, а с другой - застежками. Именно подобный тип переплета и был разработан византийскими изготовителями

книг4.

Тетради византийского кодекса (кватернионы) состояли обычно из четырех двойных листов (бифолиев), иначе говоря, из восьми листов. Ис­ключением являются отдельные тетради (или набор из нескольких листов), например в рукописных евангелиях, где в начале каждого из них могут быть вставлены одинарные или двойные листы с портретами евангелистов, ис­полненными "на стороне". Тогда обычный ритм восьмилистных тетрадей прерывается появлением такого набора, состоящего из разного числа лис­тов (как правило, не меньше трех и не больше девяти)5. Особенно часто это явление наблюдается в начале списков евангелий, включающих послание Евсевия Карпиану и таблицы канонов.

Самую объективную информацию о том, сколько раз переплеталась рукописная книга за время своего бытования, дает разворот двойного листа тетради - основного элемента, составляющего книжный блок: по линии сгиба видны все виды отверстий, сделанных для сшивания тетрадей в блок, - за­рубки, пропилы, насечки, проколы - в зависимости от примененного мето­да шитья. Для шитья "цепочкой" — традиционного приема греческих пере­плетчиков, не знавших станка, - на корешке сложенного блока острым ин­струментом делались насечки или зарубки (а возможно, и пропилы при по­мощи небольшой пилы), что было обусловлено особой плотностью перга­мена6. В сложенном двойном листе эти пропилы или зарубки имеют вид треугольника или латинской буквы V, а в развернутом - ромба, вытянутого вертикально или горизонтально7 (рис. 10). Иногда на сгибах можно увидеть несколько ромбообразных отверстий различной конфигурации, что можно объяснить неоднократным сшиванием блока одним и тем же методом - ви­зантийской "цепочкой". Бывает, что ромб большего размера перекрывает меньший. Помимо прямого назначения этих зарубок - облегчить и упоря­дочить сшивание блока (при отсутствии станка) - их сравнительно большая площадь должна была обеспечить достаточную глубину, для того чтобы спрятать выпуклый шов, образованный переплетениями нитей. Число зару­бок на сгибе листа (иначе говоря, будущих поперечных швов на корешке) зависело от размера книги. Обычно их было три (в кодексах малого и сред-

него формата) или пять (в книгах большого размера), не считая отверстий, полученных при креплении каптала к блоку8.

Мелкие, иногда едва заметные круглые отверстия или проколы, сде­ланные иглой, свидетельствуют уже о позднем шитье блока на станке - на ремнях или шнурах, т. е. с использованием европейской техники.

В начало и в конец кодекса часто вшивались двойные защитные листы (бинионы), в качестве которых иногда использовались листы из старых руко­писей9, В византийских манускриптах защитные листы, как правило, не под­клеивались к крышкам (эта практика возникла, по-видимому, в XV-XVI вв., и приклеенные к крышкам пергаменные или бумажные листы свидетельствуют обычно о том, что рукопись была подвергнута ремонту или реставрации).

3.2.2. Крышки переплетов. На византийские переплеты, естествен­но, должна была идти древесина деревьев, произраставших на территори­ях, где располагались греческие скриптории (помимо Балканского полуост­рова таковыми были Кипр, Крит, Венеция, Южная Италия). Это могли быть хвойные (ель, сосна, кипарис), лиственные (тополь, липа, бук, дуб, орех), фруктовые (груша)10. Но микроскопический анализ древесины переплет­ных крышек ряда рукописей, реставрировавшихся в ГосНИИР, показал, что большая их часть изготовлена из липы". Случалось, что на каждую из кры­шек шла древесина различных пород. Иногда при повторных переплетах использовались доски, уже послужившие в качестве переплетных крышек какому-то другому кодексу, что подтверждается соответствующими следа­ми на крышках.

По-видимому, византийские переплетчики при изготовлении крышек не придавали принципиального значения направлению волокон древеси­ны, хотя в большинстве своем волокна в них расположены вертикально, независимо от размера досок (рис. 11; 12; 13).

Очевидно, греческие мастера, как и современные реставраторы, ста­рались подбирать как для первоначальных, так и для последующих (в слу­чае ремонта или реставрации) переплетов старую, выдержанную древеси­ну, чтобы избежать возможного коробления в процессе дальнейшего быто­вания кодекса. С этой целью могли использоваться доски от мебели, разру­шенных иконостасов, старых переплетов.

Размеры крышек либо совпадают с размерами листов, либо бывают чуть меньше, что отчасти можно объяснить скругленной формой корешка блока, обычно выступающего за пределы крышек, а также усадкой досок. Толщина крышек греческих переплетов обычно не превышает 8 мм, у перед­него обреза она несколько меньше. У корешка доски имеют профиль раз­личной конфигурации, что было связано с задачей переплетчика получить плоский или скругленный корешок пергаменного блока. У корешка крыш­ки могли иметь прямые, скругленные или срезанные углы. На ребрах кры­шек по периметру обрезов обычно делались бороздки или канавки - сплош­ные или с обрывом у углов (Federici, Houlis, 1988, fig. 20)12 (рис. 15а; 16а; 18в

С учетом предполагаемого способа крепления блока и каптала с крыш­ками в них заранее просверливались необходимые отверстия в ребре, у об­реза, или на краях и вырезались неглубокие бороздки для нитей, которыми производилось шитье блока при соединении его с переплетом. Число от­верстий и групп двойных сквозных отверстий на поверхности крышек со­ответствовало числу зарубок на листах пергамена (см. п. 3.2.4.). Для уста­новки ремней застежек по краям нижней крышки просверливались также тройные сквозные (очень редко двойные) отверстия (рис. 11; 136, г; 15в).

За время своего бытования деревянные крышки византийских кодек­сов подвергались нападению точильщиков и кожеедов, поэтому некоторые из них дошли до наших дней в разрушенном состоянии. Порой древесина оказывается настолько пораженной кожеедами, что при разброшюровке кодекса может рассыпаться, превращаясь в труху. Иногда только рентгеновский снимок может выявить многочисленные ходы, оставленные насекомыми. Соответственно, из-за подобного состояния древесины бывает непросто разобраться в конструкции крышек (рис. 18г; 20а).

3.2.3. Шитье блока. Шитье пергаменного (а также бумажного) блока производилось иглой льняными или пеньковыми нитями. Игла направля­лась при этом в уже подготовленные заранее пропилы или просечки (см. п. 3.2.2.). Византийские переплетчики использовали несколько способов ши­тья блока, но их суть сводилась к тому, что каждая тетрадь сшивалась с последующей, возвращаясь в предыдущую, что обеспечивало прочную связь между всеми тетрадями13. При этом на корешке, в месте пересечения нитей (часто двойных), с наружной стороны образовывался поперечный шов в виде "косички" или "цепочки". Таких поперечных швов было несколько -от трех до шести-семи, что зависело от размера кодекса. При этом у "голов­ки" и "хвостика" тетради часто сшивались между собой так называемыми брошюрными стежками (англ. kettle-stitch), которые внешне напоминали ско­рее "цепочку" (но при этом не получалось такого плотного сплетения нитей, как в "косичке") (Houlis, 1993, fig. 6, 7; Federici, Houlis, fig. 15 - 18) (рис. 12).

В зависимости от размера подготовленных отверстий удавалось бо­лее или менее удачно скрыть в них поперечные швы; немаловажное значе­ние при этом играла толщина нитей, использованных для шитья14. Для окон­чательного сглаживания поверхности корешка блока (а также для дополни­тельного крепления всей переплетной системы) на корешок и крышки на­клеивался кусок плотной ткани (рис. 14д; 196). Эта ткань (холст, лен) со временем изнашивалась, отклеивалась от крышек, отрывалась вместе с кожа­ным корешком и тогда позволяла увидеть всю систему шитья блока15 (рис. 196).

Сшивание блока обычно велось от нижней крышки. При этом нити шитья блока могли соединяться с крышками с помощью системы независи­мых воздушных петель, а затем закреплялись на верхней (см. п. 3.2.4.). Та­кая система в какой-то мере обеспечивала лучшую раскрываемость кодек­са. В этом случае стежки шитья были направлены в одну сторону, т. е. впе-

Надо также иметь в виду, что византийские переплетчики не подклеи­вали к крышкам форзацы, а в начало и в конец кодекса вшивали несколько пергаменных листов - чистых или, чаще, "макулатурных" с целью предо­хранить книжный блок от возможного трения с деталями переплета на внут­ренней стороне крышки - заворотами кожи, концами ремней от застежек, металлическими концами жуковин. Наклееные форзацы, особенно бумаж­ные, обычно указывают на то, что рукопись ремонтировалась или рестав­рировалась не ранее XVI в.

В сохранившихся инвентарях XI-ХП вв. упоминаются переплеты, кры­тые "пурпуром" (Atsalos, 1977, S. 17). Вероятно, под этим подразумевались дорогие ткани, окрашенные в пурпурный цвет, поверх которых накладыва­лась самая разная фурнитура из серебра, меди, бронзы (см. ниже). Сохра­нившиеся бархатные покрытия, в большинстве своем малинового ("пур­пур"?) и зеленого цвета, относятся к XV-XVII вв. Очевидно, что ткань на переплетах, в частности бархат, скорее подвергалась износу, нежели кожа. Тем не менее обветшавшее кожаное покрытие иногда заменялось или пере­крывалось бархатом с сохранением не только крышек, но и шитья от пре­дыдущего переплета18 (рис. 21а).

 Декор переплетов: орнаментальное тиснение. Кожаные ви­зантийские переплеты обычно украшались слепым (блинтовым) тиснени­ем. Искусство художественной обработки кожи в Византии, в частности украшение переплетов тисненым орнаментом, было связано с восточной

практикой в этой области".

Процесс тиснения кожи на переплетных крышках после ее натяжения на доски происходил следующим образом. Гравированием наносилась жест­кая схема общей композиции декора на поверхность крышки. Затем на сво­бодном пространстве между диагоналями и в местах пересечений прямых линий более или менее симметрично располагались клейма различной кон­фигурации - круглые, прямоугольные, треугольные, овальные. По пери­метру крышки с помощью гравирования и прямоугольных штампов, распо­лагавшихся горизонтально и вертикально, создавалось бордюрное обрам­ление для центральной композиционной схемы.

Чаще всего эта схема представляла собой ромб; иногда прямоуголь­ное обрамление заключало в себе не ромб, а концентрически расположен­ные прямоугольники, включающие различного вида орнаментальные ком­позиции. Для верхней крышки переплета Евангелия могла быть также ис­пользована композиция с вытисненным крестом в центре. Но именно ромб, образованный пересечением диагональных линий, являлся наиболее рас­пространенным композиционным мотивом тисненого греческого, а также древнерусского и балканского кожаного переплета. Орнаментальные ком­позиции могли быть идентичными на обеих крышках, могли не совпадать в деталях и, наконец, могли принципиально различаться между собой. При этом для заполнения пустого пространства часто использовались одни и те же штампы в различных комбинациях (рис. 15г, д; 16а, б; 17а, б

Круг изображений на тисненых переплетах оставался одним и тем же на протяжении многих веков. В частности, широко был представлен тера­тологический репертуар: грифоны, драконы, двуглавые орлы, другие фан­тастические птицы и животные (рис. 166). Стилизованный растительный орнамент включал многочисленные вариации лилии в круглых медальонах и ромбовидных клеймах. Очень важную роль играли прямоугольные клей­ма с включенными в них звеньями гирлянд растительного орнамента. Сре­ди них можно встретить бесконечные версии горизонтально и вертикально расположенных пальметок, "византийский цветок" и т. д. С помощью этих клейм компоновались бордюры, очертания креста, ромба и пр.20

Штампы изготовлялись из медных сплавов, на них обычно насажива­лись деревянные рукоятки; во время процесса тиснения их применяли, по-видимому, в холодном или в слабонагретом состоянии. В силу долговечно­сти материала металлические штампы переходили из поколения в поколе­ние мастеров-переплетчиков, ими пользовались в течение многих веков. К тому же их копировали, так как, видимо, и исполнители, и заказчики всегда предпочитали одни и те же изображения на тисненых переплетах. Так что декоративные мотивы, как и вся система оформления плоскости переплет­ной доски, ее композиционный строй, оказались такими же традиционны­ми, как и техника византийского переплета. Поэтому трудно хотя бы при­близительно датировать греческий переплет по характеру его тиснения21.

Можно делать лишь самые приблизительные заключения об эволю­ции тисненого орнамента в творчестве византийских переплетчиков. По-видимому, начиная с XIV в. в декоративном убранстве переплетов стали проявляться новые особенности: стилизованные гирлянды в прямоуголь­ных клеймах стали приобретать более реалистический характер. При пере­мещении центров греческого книгописания в скриптории Крита, Кипра, Венеции, в особенности после падения Византийской империи, в оформле­нии переплетов появились орнаментальные мотивы, заимствованные из стран Ближнего Востока или Италии, в частности "плетенка"22 (рис. 17а).

Надо указать также на сходство балканских рукописей с византийски­ми в организации пространства переплетных крышек (прямоугольник, ромб, крест) и на идентичность декоративных мотивов в штампах. То же самое относится и к определенной группе древнерусских рукописных памятни­ков, датируемых XIV-XV вв. (Шварц, 1991).

 Застежки и фурнитура. Последним этапом создания перепле­та книги была установка застежек. Типичная византийская застежка пред­ставляла собой металлический литой шпенек (бронзовый, серебряный, латун­ный, реже - железный), своей формой напоминающий кинжал или обоюдо­острый нож, вставлявшийся в ребро одной крышки (обычно верхней). На него накидывалось кольцо, также отлитое из металла, в которое продерги­вался кожаный трехчастный (реже двухчастный) ремень, плетенный осо­бым образом23 (рис. 22, 23). Концы ремня продергивались в три отверстия, просверленные в нижней крышке, где и закреплялись (рис. 11, 19в).

Несмотря на внешнее единообразие шпеньков и колец, отлитых (или выкованных) из различных металлов, абсолютного сходства между ними не было. Это подтверждается, например, археологическими находками в Херсонесе, относящимися к IX-X1 вв.24: шпеньки имеют головки различно­го размера и конфигурации (удлиненные, шарообразные, гладкие, каннели-рованные и т. п.) и "лезвия" различной длины и формы (рис. 22). Любопыт­ной особенностью херсонесских шпеньков является наличие круглого от­верстия в центре почти каждого лезвия (многие из них оказались обломан­ными именно в этом месте).  Шпеньки, сохранившиеся в переплетах ру­кописей, проходивших реставрацию в ГосНИИР и датированных XI-XIV вв., таких отверстий не имеют. Наличие их указывает на раннюю практику пе­реплетчиков, связанную еще с коптской традицией (от которой вообще на­чинается развитие византийской переплетной техники): в коптских книгах в ребро крышки вставлялись костяные (а не металлические) шпеньки с от­верстием в центре лезвия; в крышку вбивался гвоздик, попадавший в это отверстие (или пробивавший его), и таким образом шпенек оказывался на­дежно закрепленным (Szirmai, 1999, р. 42, fig. ЗЛО).

Число застежек зависело от размеров кодекса: одна или две на книгах малого или среднего формата и четыре, пять и даже более на больших ко­дексах, что можно видеть на изображениях книг в руках святых на визан­тийских или древнерусских иконах и в монументальных композициях (на­пример, см.: Лазарев, 1986, т. II, табл. 143, 273, 296).

Конструкция этих застежек не оправдала себя главным образом из-за непрочности кожаных ремней, которые были не в состоянии удерживать разбухающий пергаменный блок. Ремни вытягивались, перетирались, об­рывались и исчезали вместе с накидными кольцами. Только на оборотах крышек (чаще всего нижних) оставались концы от косичек ремней, в свое время достаточно прочно закрепленных в соответствующих отверстиях. При этом в ребре крышек часто сохранялись шпеньки - целиком или только их лезвия, что можно увидеть на рентгеновских снимках досок (рис. 18г, 19в). Тем не менее традиционная система конструкции этих застежек при­влекала мастеров-переплетчиков в течение всего многовекового существо­вания греческих скрипториев, и она никогда не менялась. При ремонтах книг застежки длительное время восстанавливались в прежнем виде с ис­пользованием сохранившихся элементов25. В то же время приверженность к традиционным византийским застежкам не исключала при выполнении ремонтов переплетов установку замков "западноевропейской" конструкции26

(рис. 21).

Металлическая фурнитура - жуковины, уголки, средники, набивав­шиеся на византийские переплеты, - не дошли до нас в таком количестве и разнообразии, как, к примеру, в средневековых армянских переплетах. На поверхности переплетных крышек византийских кодексов они встречают­ся сравнительно редко, и не так часто можно увидеть следы от гвоздей на

оборотной стороне досок. Возможно, это было отчасти связано с постоян­ным стремлением греческих книжников иметь гладкую обтекаемую поверх­ность переплета. Но следует также учесть то обстоятельство, что фурниту­ра - уголки и средники, нередко выполненные из серебра и даже золота с вмонтированными в них драгоценными камнями и жемчугом, - была обыч­ным объектом для краж.

Богатый тисненый орнамент, украшавший большинство греческих кожаных переплетов, нуждался в защите. Из-за отсутствия жуковин многие кожаные покрытия пострадали больше, чем переплеты, снабженные фур­нитурой. Вследствие этого металлическая фурнитура безусловно находила применение в практике византийских переплетчиков как на окладах, так и на переплетах с кожаным и особенно тканым покрытием. Обычно жукови­ны устанавливались на плоскости переплетной крышки с соблюдением оп­ределенной симметрии и в соответствии с расположением тисненого орна­мента: в центре, на углах, в местах пересечений прямых линий, образую­щих ромбические или диагональные крестообразные композиции. Судя по данным инвентарей жуковин и накладок разного вида на крышках могло быть множество27. К функциональным элементам следует отнести, конечно же, жуковины миндалевидной или сердцевидной формы, набивавшиеся обычно по углам переплетных крышек; круглые и зубчатые жуковины, ус­танавливавшиеся в центре и в других местах переплетных крышек; жуко­вины меньшего диаметра, представлявшие собой фактически небольшие гвозди с фигурными шляпками28.

Владельцы кодексов или переплетчики осознавали необходимость установки жуковин и часто делали это при поздних ремонтах или реставра­циях рукописи, иногда используя для этой цели случайно подобранный ма­териал, поэтому на одной крышке могут оказаться жуковины различной конфигурации и размера (рис. 206).

Заключение

В заключение надо отметить следующее. И конструктивные особен­ности, и внешний вид византийского переплета в разное время оказывали значительное влияние на книгопроизводство стран Западной и Восточной Европы, скриптории Средиземноморского региона. В период раннего Сред­невековья технику шитья "цепочкой" использовали в монастырских скрип-ториях Западной Европы (см. п. 2.2); итальянские переплетчики длитель­ное время заимствовали некоторые особенности внешнего оформления и конструкции византийских переплетов29; внешний вид и конструкция пере­плетенных книг в средневековой Грузии и Армении также были близки к греческим кодексам (рис. 24). Но особенно важную роль греческий пере­плет сыграл для балканского и древнерусского книгопроизводства30. Неко­торые приемы шитья, свойственные византийским мастерам, практикова-

лись переплетчиками-старообрядцами и в XIX в. Наконец, техника шитья византийского кодекса "цепочкой" оказалась весьма эффективной при ре­ставрации шитья в пергаменных кодексах, и это было замечено еще средне­вековыми книжными мастерами31. Надо отметить, что вообще система гре­ческого шитья оказалась удивительно прочной, и если бы не свойства ви­зантийского пергамена сравнительно легко подвергаться деформациям, а деревянных крышек - разрушительным воздействиям насекомых, то мно­гие кодексы не нуждались бы в настоящее время в кардинальных реставра­ционных мерах, во всяком случае, не было бы необходимости разброшюро-вывать кодекс.       
  
 
 












<< Назад Добавить новый комментарий
0 всего
Добавить новый комментарий
Имя*
Тема*
Комментарий*
Пожалуйста, введите код подтверждения, изображенный на картинке*
Перезагрузить картинку





Рейтинг@Mail.ru
Главная. Реставрация.Тряпичная бумага.|Галерея.Реставрация .Графика. Книги.|Галерея. Переплёт. Футляры. Папки.|Как это делается? Переплёт, реставрация,тряпичная бумага.|ВНИМАНИЕ! ВАЖНО!|Статьи. |Контакты.